Мы друг за друга стеной,
и нам корабль - дом родной!

b_240_240_16777215_00_images_news_2016_02_03007.png

Широка река Волга в районе города Горького (ныне Нижний Новгород). Да и может ли она быть другой около столицы речников Поволжья. И сам город, расположенный на крутом гористом берегу, красиво смотрится с воды.

А Волга, приняв в свои объятья Оку реку, плавно несёт свои воды вниз по течению, нежно лаская своими волнамируками дебаркадеры (это плавучие инженерные сооружения, накрепко закреплённые к берегу), пароходы и теплоходы ошвартованы около них. Около первого, если смотреть от легкого, как воздух, моста через реку Оку, стоит всегда в полной боевой готовности пожарный пароход «Маяк». Этот пароход отличался от других тем, что имел две паровые машины, работающие каждая на своё гребное колесо, тем самым увеличивая манёвренность судна во время тушения пожаров на судах или на берегу. Немало спас этот пароход людей, попавших в страшную беду. У следующего, вниз по течению, стояли отдыхающие по прибытии из дальнего рейса, из Астрахани или из Сталинграда, теплоходы: «Парижская Коммуна», «25 Октября», «17-й год». Ещё ниже по течению стояли пароходы, дышащие паром и выбрасывающие черные клубы дыма из труб, готовые отправиться в дивную даль за сотни километров в Рыбинск или в Ярославль, это «Спартак», «Володарский», «Усиевич» и много-много других, готовых предоставить необходимые услуги пассажирам и сопровождающим различные грузы. В районе Скобы (традиционное место города Горького) стоял причал для паромов. Именно от этого причала отправлялись в луговую сторону в поселок Бор груженные автомобилями и гужевыми повозками два паровых судна «Окарь» и «Волгарь». Как всегда, у любого парома выстраивались многокилометровые очереди, и люди часами «любовались» красотами реки. Любоваться было чем. Вверх и вниз по реке непрерывным потоком шли суда. Каждое судно имело свою отметину. Пассажирские суда скорой линии несли на дымовой трубе от котлов или главных двигателей голубую круговую полосу шириной равной 1/4 её высоты. Почтовые суда несли полосу красно-коричневого цвета («А.С. Пушкин», «А.С. Грибоедов», «Достоевский» и другие). Суда грузопассажирских линий имели на трубе две параллельные полосы шириной по 1 ОО миллиметров с таким же разрывом между ними («Карл Маркс», «Горьковская коммуна», «Память Азина»). В основном это были суда большой грузоподъёмности и пассажировместимости, но с меньшим комфортом пассажирских кают. Самым вместительным пароходом был «М.В. Ломоносов». В памяти это судно запечатлелось тем, что у него были огромные прямоугольные сияния (решётки на гребных колёсах). Корма этого судна была таких размеров, что на ней размещались кони целого цыганского табора.

Близилась к закату навигация 1956 года. Шли последние деньки школьных каникул ребят- волгарят. Предзакатные часы летнего солнечного дня… Теплоход «Анатолий Серов» с грузом свежемороженой рыбы из Астрахани и тремястами отдыхающими на его борту пассажирами медленно, но верно продвигался транзитом из Астрахани в столицу нашей Родины - Москву. На пути лежал город Горький. Уже пройден затон имени Молотова, причалы рабочего посёлка Бор. Пред ним расстелилось перламутровое зеркало рейда, которое мягко переходило в изумрудную зелень луговой поймы. На акватории рейда разбросаны сухогрузные самоходки, несамоходные баржи и буксиры. Вдруг среди стоящих судов пассажиры, стоящие на палубе, и мы, ребятишки - дети членов экипажа, увидели две белые «глыбы» новых, непривычных для взора водников, теплоходов. Слухи о прибытии на Волгу новых пассажирских судов давно витали среди речников, но видели их воочию впервые. В середине 50-х годов кораблестроители Германской Демократической республики начали строительство большой серии пассажирских лайнеров по проекту советских конструкторов.

Во всей многогранной работе по проектированию, строительству, укреплению технической базы пассажирского флота принимал активное участие Замминистра Речного флота, инженер- корабел Владимир Макарович Пташников. Эти «глыбы» были первые два судна «Н. Гастелло» и «Л. Доватор». Они были спроектированы для работы в условиях «Большой Волги» и на озёрах Ладога, Онега. Однако путь из германского города Висмар на Волгу был нелёгок и не прост. Суда самостоятельно преодолели Балтику, по Неве вышли в Ладогу, преодолели Онежское озеро, Беломоро-Балтийский канал, вошли в устье Северной Двины. Впереди их ждали новые испытания. Реки Северная Двина и Сухона, по которым предстояло идти судам, мелководные. Вновь построенные суда имели осадку 2 метра 60 сантиметров и не могли спокойно продвигаться вперёд. Только весенний паводок, который пришлось ожидать несколько месяцев, помог преодолеть этот недостаток водного пути и суда благополучно дошли до шлюзов старой Мариинской системы. Однако подойдя к городу Сокол, экспедиция столкнулась с другой не менее сложной проблемой. Перед судами стоял во всей красоте железнодорожный мост, который явно не соответствовал вертикальному габариту судов. Без частичной разборки верхних конструкций - надстройки судно не могло «поднырнуть» под мост. Демонтировали рулевую рубку, фальштрубу, фок-мачту, но и этого оказалось недостаточно. Пришлось брать балласт да такой, что иллюминаторы корпуса наполовину ушли под воду. Лишь только после этих манипуляций суда прошли под мост. И ещё с одной проблемой столкнулась экспедиция. Деревянные шлюзы старой Мариинской системы были достаточно узкими, что заставило команду перегонщиков демонтировать дополнительно абвайзерные коробки (привальные брусья). Только после этого караван судов преодолел все преграды и вышел на просторы Волги. Странный вид имели новейшие пассажирские суда пред первыми волжскими зрителями. Прошло немного времени все демонтированные конструкции были установлены на свои места и красивейшие трехдечные лайнеры стали бороздить волжские, камские, донские, московские водные просторы. В начале 60 годов они стали основным транспортным ядром Волжского бассейна.

В 1961 году в Астрахань прибыл такой теплоход «К.А. Тимирязев», а в 1962 году в команду на должность III помощника механика был назначен выпускник 1962 года Астраханского Речного училища Ведерников Герман Константинович. Здравствуйте, «Климентий Аркадьевич»!